Уважаемый пользователь на вашем браузере отключена функция JS, из за этого вы не сможете пользоваться некоторыми функциями нашего сайта. Для нормальной работы сайта, пожалуйста включите функцию JS.
 
 

Понимание Лилит. Дебора Гренн-Скотт

Вера в Лилит - первую женщину, первую Еву, первую жену Адама - сохраняется в той или иной форме во многих культурах на протяжении уже 5000 лет. Миф о Лилит нашел свое отражение в искусстве, иконографии, устных и письменных традициях; ее воспринимали как богиню, божественного защитника и, наконец, как злого духа, в зависимости от религиозных предпочтений и веры. Есть заклинания, упоминающие Лилит как демона, датированные 1894 г. до н.э. (Scurlock, 1991) и возможно ранее. Интересно, что хотя западный мир решительно изменился с тех времен, и сейчас в Израиле защитные амулеты, изгоняющие Лилит или сопоставимых с нею «злых» женских духов, все еще используются беременными женщинами, а также помещаются около кровати рожающей женщины или подвешиваются около кроватки новорожденных младенцев. Они также используются в других средне-восточных и северных африканских странах, включая Марокко, Курдистан и Йемен.

Лилит все еще является символом независимых, любящих жизнь, ищущих правосудия женщин, которые часто изображаются в искусстве, истории и литературе как сексуальные хищники, демоны, злые духи и проститутки. Ее, возможно, понимали и как воина, и как соблазнительницу; для меня ни одна из этих черт не является негативной. Если ее воспринимают как ту, кто обманывает мужчин, я полагаю лишь, что это должно было бы преподать им урок; если ее обвиняют в разжигании их страсти, то, таким образом можно обвинить всех женщин в мужских желаниях, в мире, где сексуальность признана греховной.

Если мы обвиняем ее в убийстве смертных, почему же мы тогда не можем обвинить и бога, как того кто «дает и забирает», кто обрывает человеческую жизнь именно тогда, когда он, божественный правитель, считает необходимым, или просто поддерживая баланс вселенной? Почему те качества, которыми мы так восхищаемся в боге, становятся настолько незначительными, будучи воплощенными женским божеством, что мы демонизируем ее? Чем эти качества угрожают нам?

В обсуждении демонизации Лилит и того, что, как я считаю, было лживым или неполным изображением очаровательной женщины и архетипа, я надеюсь помочь женщинам найти их эротические голоса - чтобы они познали то, что может стимулировать их интеллектуально, эмоционально и физически, и чтобы они могли следовать этому, особенно своей сексуальности, без стыда или опасения репрессий.

Чтобы найти этот врожденный «дикий» голос, мы должны знать историю, хотя бы, чтобы предотвратить повторение европейской и американской охоты на ведьм. Можно проследить явную связь между догматами сегодняшних религиозных фундаменталистов и средневековым отношением, уравнивающим женские тайны с дьявольскими, когда «осудить женщину - значит защитить себя от дьявола … если религиозный человек … мечтает о женщине, та женщина определенно должна быть демоном» (Van Vuuren, 1973).

Миф о Лилит, возможно созданный мужчинами, несомненно был сохранен и поддержан женщинами, бесплодными или потерпевшими выкидыш, ревнивыми или недовольными собственной сексуальностью, как возможность сделать козлом отпущения более свободных женщин. Также я думаю весьма вероятно, что этот миф был необходим женщинам, желающим сделать аборт – из-за изнасилования или нежелания иметь детей - для храбрости, и как средство освобождения себя от вины, если свершенное ими было бы обнаружено. Опасаясь возмездия мужей, отцов, духовенства или гражданских властей, управляющих их жизнями, женщины могли прибегать к мифу о Лилит как к защите или конспирации.

Я надеюсь, что история Лилит побудит читателей относиться критически к истории, вынося свое мнение из информации газет, журналов, книг. Я также надеюсь помочь женщинам создать, пересмотреть и утвердить их собственные концепции священного и эротического, находя свои творческие источники, и обретая истинную божественность. Находя эти ответы, я полагаю, женщины поймут, как контролировать собственные жизни.

 

Кем была Лилит?

 

Имя Лилит этимологически связано с шумерским словом лил (lil) (ветер; оно также было переведено как буря и визжащая сова / сипуха). Среди ее имен: Астарта, Ламашту, Лабарту (Labartu), Лиллаке (Lillake), Лилит (Lilit), Лилиту (Lilitu), Лилиту (Lilithu), Махалат (Mahalat), Абизу (Abyzu), Аило (Ailo), Ардат Лили (Ardat Lili), Броха / Брокса (Broxa), Гелу (Gelou), Лалла (Lalla), Птротк (Ptrotk), Остара (Ostara) или Иостр / Еостр (Eostre) (Богиня пасхальных лилий), Белит-Или (Belit-Ili), Белили (Belili) и Баалат (Baalat) («Божественная Леди» в Ханаане).

Хотя некоторые также идентифицируют ее с Лилу (Lilu), лилу-демоны были фактически мужчинами (Scurlock, 1991). Хотя Лилит часто обвиняется в убийствах детей, исторически именно лилу, а не лилиту (lilitu) демоны охотились на детей! «Мужчины, умершие молодыми, становились лилу-демонами: «[Молодой человек], кто всегда сидит, немой и одинокий [, на] улице; [молодой] человек, кто горько кричит, захваченный демоном смерти; молодой человек, в чьей судьбе - тишина; молодой человек, чья мать, крича, родила на улице; молодой человек, чье тело жжет печаль; молодой человек, чей бог зло [с]вязал его; молодой человек, чья богиня покинула его; молодой человек, кто никогда не женился на женщине, никогда не порождал ребенка; молодой человек, который никогда не испытал сексуальное удовольствие на коленях[1] его жены; молодой человек, кто никогда не снимал одежды с коленей его жены; молодой человек, кого законно выгнали из дома его отца» …, возможно, именно чтобы стать отцами, лилу-демоны и охотились на грудных детей» (Scurlock, 1991).

Подобно шумерскому демону ветра, найденному в шумерском королевском списке, датированным около 2400 г. до н.э. (Patai, 1967), и его поздней вавилонской копии, Лилит была расценена как суккуб, или женская ипостась демона. В древние времена демоны могли быть как хорошими, так и плохими - те, кто практиковали вавилонскую магию масел, например, использовали масла, чтобы заклинать богов или демонов открыть будущее, или просить, чтобы они выполнили какое-либо желание (Daiches, 1913). И все же Лилит, несмотря на частые упоминания ее как сильного демона, нигде не упоминается как добрая или доброжелательная! Возможно, вавилонское понимание природы воина Пазузу, было выгодно, потому что они могли призывать его как защитника, в то время как подобная власть, воплощенная в женщине, могла быть интерпретирована, как угрожающая.

В пост-библейской еврейской литературе, Лилит была названа первой женой Адама, созданной из земли так же, как и первый человек. Пара немедленно начала ссориться, потому что Лилит отказалась лежать под Адамом во время сексуального акта; она не видела никаких причин для этого, так как они оба были созданы из одной земли или грязи / праха (Long, 1991; Matthews, 1992; Gottlieb, 1993). Когда Адам отказался идти на компромисс, Лилит бежала к Красному морю, «вступив в связь» с демонами, согласно большинству источников, хотя это можно понять, как выбор жить независимой жизнью, наслаждаясь автономией. Demetra George пишет, что она отказалась от покорения, и, как дух ветра, улетела и вернулась к своим древним сексуальным практикам, живя в Красном море, или как многие интерпретируют это, живя в силе, находящейся в матке, или менструальной крови (George, 1992).

Когда Адам пожаловался богу, что она оставила его, бог послал трех ангелов, Сеной, Сансеной и Самангелоф[2] возвратить ее в Райский Сад. Она отказалась. Когда ангелы угрожали утопить ее, она поклялась, что она была послана богом и что, хотя ее «функцией» является убийство младенцев, она пощадит любого ребенка, защищенного амулетом или пластинкой с ее именем. Ангелы наказали ее. Есть три версии этого наказания в литературе: сотня ее младенцев будет умирать каждую ночь; она обречена рождать детей - демонов; или бог сделает ее бесплодной. Каждый вариант одинаково пугающий; эта часть легенды явно призвана иллюстрировать ужасную судьбу, которая ждала женщин, не повинующихся своим мужьям[3], без сомнения эта власть также простиралась на отцов или священников - любых мужчин, требующих доминирования над женщиной.

Согласно Моисею Гастеру (Moses Gaster), описания Лилит 10-го столетия в корне отличаются от вышеизложенных. Она либо приобрела, либо потеряла свою власть, момент, зависящий от разных точек зрения. «Имена, которыми Злой Дух изгоняется, и которыми предотвращают нанесение им любого вреда новорожденному, больше не ее собственные, но более мощные имена ангелов, подчиняющих Злой Дух» (Gaster, 1928).

В легендах о Лилит, прочтенных мною, она представляет женскую красоту, сексуальную гордость и свободу, независимость, свободную мысль, подвижность тела, ума и духа, свободу мечтать. Факт интерпретации ее как «бури», для меня не имеет отрицательной окраски. Ветер указывает на движение, силу, с которой нужно считаться; сегодня, это могло бы символизировать кого-то, кто «движет и будоражит». Фактически, «Ruach», еврейское слово в значении «ветер» также означает дух, который мог означать дыхание жизни. Ясно различие в восприятии Лилит и нас самих, как женщин, сформированное текстовым анализом и интерпретацией. Легко предугадать, как иначе могли бы воспринимать женщин, если бы издревле понимали их как дыхание жизни, а не как подстрекателей грехов, или «грязи и пыли», согласно средневековым каббалистам.

Если женщина должна играть ведущую роль в создании нового культурного сценария, необходимо, чтобы мы продолжили создавать новые истории о Лилит, новые мифы Творения, новые религиозные и исторические легенды, новые словари, новые литургии. Мы только начали зарождение нового Древа Жизни.

 


 

 

[1] Шаттл (Shuttle) and Редгроув (Redgrove) интерпретируют слово «lap» «колени» как женскую вульву (см. стр. 20-21, The Wise Wound (1978)).

[2] Имена этих ангелов пишутся разными способами; я записала их здесь согласно Рафаэлю Патаи (Еврейская Богиня, 1967), потому что он был одним из моих самых ранних, и наиболее постоянных источников.

[3] Моих благодарность доктору Мартину Шварцу (Martin Schwartz) Университета Калифорнии - Беркли за его размышления по этому поводу, и за представление мне новых перспектив для исследования этих трех ангелов.